Беги, Оливер, беги

31.10.2014

Мировая премьера еще одного мюзикла «Жизнь и необыкновенные приключения Оливера Твиста» состоялась в Детском музыкальном театре им. Н. Сац.

Второй из двадцати трех романов Диккенса «Жизнь и необыкновенные приключения Оливера Твиста» оказался на редкость популярным. У его автора был и опыт тяжелого детства (когда отца внезапно арестовали, Чарльз Джон Хаффам Диккенс вынужден был бросить школу и пойти работать за гроши), и опыт знакомства с судебной системой Англии, которой в романе изрядно досталось (работа клерком в адвокатской конторе и судебным репортером). А "Оливер" остался актуальным и в двадцатом веке, и в двадцать первом. Роман экранизировали около двадцати раз (в том числе Роман Полански), по нему был создан бродвейский мюзикл, сериал и мультфильм. Но «Оливер» не отпускает режиссеров, подтверждением чему стал новый мюзикл на музыку Александра Чайковского, написанный по заказу Георгия Исаакяна.

Георгий Исаакян – второй худрук Детского музыкального театра им. Натальи Сац… после самой ее основательницы Натальи Ильиничны. Более двадцати лет после ее кончины никто не смел претендовать на личное руководство первым в мире детским музыкальным театром. Но опыт двадцатилетней работы в Пермском оперном театре (и несколько «Золотых масок» как признание этой работы), опыт строителя театра и первооткрывателя новых произведений был настолько убедительным, что Исаакяну предложили занять этот пост. Кажется, что он никогда не выбирал свой путь сам, все время соглашаясь на чьи-то предложения. И когда семнадцатилетним выпускником Центральной Ереванской музыкальной школы согласился поехать поступать в ГИТИС на оперную режиссуру вместо намеченного медицинского (республике нужны режиссерские кадры, а тут мальчик с медалью из профессорско-музыкальной семьи на сторону «уплывает»). И когда согласился поехать в Пермь вместе со своим учителем Владимиром Курочкиным. И когда согласился вернуться в Москву худруком Театра им. Сац. Но каждый раз оказывалось, что предложения попадали в точку. В детский театр Исаакян пришел с твердым убеждением, что для детей должны работать лучшие мастера, и что ребенок должен воспитываться на сложном – в жизни и так немало упрощений. При Исаакяне афиша театра прирастает и классическими шлягерами, вроде «Щелкунчика» или «Кармен», и музыкальными раритетами. Среди них «Любовь к трем апельсинам» Прокофьева (сразу три «Золотые маски»), «Маленький Арлекин» Штокхаузена (авангард для детей), «Кошкин дом» (меломаном можно стать и в два года), «Альцина» Генделя (для будущих мам), адаптация «Кольца нибелунгов» Вагнера, «Игра о Душе и Теле» Кавальери (первая опера человечества), «Репетиции оркестра» по фильму Феллини (за режиссерским пультом этого необычного спектакля – правнук Верди Симоне Фермани) и многое другое.

Идею мюзикла про Оливера Твиста - подкидыша-сироту с ангельской душой, над которым, кажется, само небо ставит эксперименты: то отберет последнее, то наградит главным, - Георгий Исаакян вынашивал много лет. И предложил написать его Александру Чайковскому, вместе с которым они создали для пермского театра оперу "Один день Ивана Денисовича". Либретто написал другой давний соавтор Георгия Исаакяна писатель Лев Яковлев, и расставленные им акценты заставляют не раз поежиться – как много у нас общего с Англией девятнадцатого века: в приютских домах все так же выгодно держать полуголодных сирот, а в судах все так же ничего не меняется, даже если злодей-судья ушел на покой.

Детские роли в детских театрах принято отдавать актрисам-травести, но режиссер решил, что детей должны играть дети, провел полноценный кастинг и собрал внушительную детскую группу, где на каждую детскую роль - Оливера, Ловкого Плута, Красавчика - приходится по семь-девять исполнителей (в истории нашего театра на такой педагогический подвиг решались только однажды - на мюзикле "Норд-Ост"). И не прогадал - детские сцены оказались здесь самыми лучшими, а исполнитель заглавной роли (на премьере – Володя Саркисов), несмотря на соответствие возрасту своего героя, мастерски справляется со своей отнюдь не простой партией. Режиссер не стал делать из него абсолютного ангела, этакого князя Мышкина в детстве. Оливер в спектакле может и вспылить, и обидеться, и пуститься на хитрости, но он открыт миру, и потому способен услышать то, что не слышат другие. Голос матери, которая обращается к провидению даже из другого мира. Голос провидения, который ведет тебя даже тогда, когда становится невыносимо трудно. Голос любви.

Автор: Ольга Фукс

Вернуться

Свежий номер журнала

Поиск по сайту