Шекспир умер, Шекспир родился

23.04.2014

Шекспир умер, Шекспир родился

Вильям Шекспир был крещен 26 апреля 1564, и потому мир записал ему дату рождения – 23 апреля, учитывая, что младенцев обычно крестили на третий день. Но если с рождением и с авторством шекспировских пьес есть сомнения, то уж в дате смерти точно сомневаться не приходиться: Шекспир умер все того же 23 апреля, пятидесяти двух лет отроду, а это значит, что через два года мир снова будет отмечать юбилейную дату, посвященную великому Барду.

Львы, пиво и замминистра

Делу – время, ночь – потехе: на это расписание Москва переходит все чаще. Так, Театр Et cetera под руководством Александра Калягина устроил Шекспировскую ночь для людей, которые не прочь поиграть в театре. Перед началом представления гостей услаждал старинной музыкой на клавире и лютне Петр Айду. Почтенную публику потчевали настоящим английским пивом, которое, говорят, любил сам Шекспир. И разогревали представлением в духе «Шесть персонажей в поисках режиссера»: Гамлет, Ромео, Фальстаф, Отелло, Первый актер и Офелия (она же Джульетта и Дездемона, уставшая метаться между Отелло и Ромео) тосковали о режиссере, который бы их правильно воплотил – без собственных смыслов и нетрадиционной сексуальной ориентации.

После этого зрителям предложили разбиться на группы. Одни отправились на читку пьесы «Гамлет». Другие – разбираться в поэтических особенностях переводов (на руки желающим раздали разные переводы знаменитого 66 сонета Шекспира). Ну а для самых смелых провели мастер-класс признания в любви. Для этого в театре нашли подходящий балкончик, под которым восседает гипсовый лев. И местные Ромео и Джульетта разыграли сцену у балкона, во время которой резвый Ромео лихо взбирался по льву к Джульетте. Затем предложили парам из публики сыграть сцену в варианте лайт (то есть без льволазания на балкон). «О Джульетта, какой у тебя балкон, наверное, твой папа по меньшей мере замминистра», - вносили свое коррективы в бессмертный текст современные Ромео.

Завершился вечер вполне по-молодежному – киношкой и дискотекой. С тем только уточнением, что дискотека проходила в духе 1600-х, а в кино крутили отрывки из знаменитых шекспировских экранизаций.

Пирожки по-шекспировски

Театр Наций подготовил настоящее сложносочиненное действо «Шекспир. Лабиринт», которое показывали в течение трех дней по четыре сеанса в день. Поздравить публику с днем рождения Шекспира позвали молодых актуальных режиссеров – Филиппа Григорьяна, Юрия Квятковского, Дмитрия Волкострелова, Тимофея Кулябина, а также Liquid Theatre, Dialogue Dance, художников Московского Музей современного искусства и театр «Трикстер».

Каждый уголок и закоулок театра посвятили какой-нибудь странице шекспировского творчества и обрушили на почтеннейшую публику плотный информационный и визуальный поток. Каких только «странных сближений» не предлагает зрителям этот веселый, хулиганский, по-шекспировски избыточный проект. Например, речь Ивана Тургенева о Шекспире, написанную 150 лет назад, где «нам, русским, Гамлет ближе, чем англичанам» звучит ура-патриотически, как спич на митинге.

Пока зрители бодро шагают от одной остановки к другой, им в наушники рассказывают, сколько, например, перьев исписал Шекспир, после которого, как известно, не осталось ни одной рукописи, или показывают, как, спустя столетия, выглядят остатки ужина с королем Иаковом I. Во время остановок перед публикой разыгрывают мини-представления, шекспировские пятиминутки, которые можно было бы назвать антологией современной молодой режиссуры. Так, Юрий Квятковский сочинил монолог театральной люстры (его читает Лия Ахеджакова), которая так насмотрелась Шекспира за столетия, что все пьесы спрессовались в ее сознании в одну сплошную бурю, а волнение перед началом спектакля так и не улеглось. А минималист Дмитрий Волкострелов предложил выслушать стихотворение «Фортинбрас» Варлама Шаламова в почти полной темноте, прорезаемой лишь вспышками слова «Фортинбрас».

Публику угощают вкусными ядами (их потребило немало шекспировских героев), кровью (томатный сок) и плотью (пирожки с мясом). Дают погладить нежных котят из приюта и пугают тарантиновой пародией на «Макбета» (оказывается, самая популярная в мире пьеса Шекспира), где леди Макбет (Елена Морозова) так возненавидела свои окровавленные руки, что отрубила их, а теперь мучается, от того, что стало еще труднее их отмывать. Наконец, публике предлагают поучаствовать в создании сюжета a la Шекспир, чтобы опередить конкурентов, которые, якобы, нашли новую, неизвестную трагедию. А чтобы публика не стеснялась генерировать идеи, всем предлагают спрятаться за маски Шекспира и отпустить на волю свою фантазию, от которой Бард живописно переворачивается в гробу, поначалу скрытом от глаз. 

Текст: Ольга Фукс

Фото предоставлены пресс-службами театра ET CETERA и Театра Наций

 

Вернуться

Свежий номер журнала

Поиск по сайту