На фоне цветов и атомной бомбы

23.03.2015

 

На фоне цветов и атомной бомбы

«Пока гора меняет свой наряд» Хайнера Гёббельса в программе «Контекс» на фестивале «Золотая маска»

Программа «Контекст» была придумана организаторами «Золотой маски» для того, чтобы достижения нашей сцены соотносить с достижениями мировой сцены. В этом году в программе «Контекст» - только один спектакль, но даже в «масочном» разнообразии он выглядит одним из самых ярких событий: «Когда гора сменила свой наряд» немецкого композитора и режиссера Хайнера Гёббельса, поставленного совместно с вокальным театром «Кармина Словеника» под руководством Кармины Шилец. Это уже третий (после «Эраритжаритжаки» и «Вещи Штифтера») показанный в Москве спектакль Хайнера Гёббельса, который, к слову, на днях вернулся из Перми, где читал лекции на фестивале «Пространство режиссуры». Настоящим открытием стал коллектив «Кармина Словеника» - тридцать пять девушек от одиннадцати до двадцати, чьи голоса прошли закалку самых разных певческих техник (средневековые песнопения, фольклор, современные опусы) и превратились в какой-то единый мощнейший голос - кажется, он уже не принадлежит человеку. Для Хайнера Гёббельса, который впервые работал с подростками, эти девушки тоже стали открытием. Текст спектакля, словесный и музыкальный, рождался на репетициях, где девушки рассказывали о своем опыте взросления, расставании с иллюзиями, о невозможности спрятать дома свой тайный дневник, отношениях с родителями, взаимоотношениями с миром, где есть атомная бомба, но как бояться того, чем ты не интересуешься? Текст обрастал цитатами Жан-Жака Руссо, Йозефа фон Эйхендорфа, Адальберта Штифтера, Гертруды Стайн, Алена Роб-Грийе, Марлена Хаусхофера, Марины Абрамович, Иэн Макьюэн, растворялся в музыке Брамса, Шёнберга, Сары Хокинс, Лойзе Лебич и самих соавторов Шилец и Гёббельса.

Броуновское движение живой жизни, пульсирующая энергия, исходящая от этой девчачьей банды, подчиняется какому-то невидимому механизму. Девушки, вышедшие на сцену в спортивных костюмах, точно после урока физультуры, постепенно переодеваются в платья, потом в осенние сапожки и дождевики, потом еще во что-то. Тишина начинает звучать, звук заполняет пространство, пространство лопается одиноким голоском, чтобы вернутсья в тишину. Зафиксировать эти метаморфозы почти невозможно, как невозможно рассчитать скорость, с которой бежит время, меняются времена года, и гора меняет свой наряд.

 

 


 

Вернуться

Свежий номер журнала

Поиск по сайту