Устами куклы глаголет истина

17.04.2014

Режиссер-кукольник Олег Жюгжда, по собственному признанию, встретился с романом Достоевского «Преступление и наказание» в двенадцать лет – случайно наткнулся на описание убийства старухи-процентщицы, а потом много раз перечитывал эту сцену, задыхаясь от тошноты и ужаса. Ни теории про тварь дрожащую, ни последствия его тогда не волновали. А потом стал режиссером (и, к слову, постоянным номинантом «Золотой маски») и поставил спектакль, где убийства нет вообще, а есть как раз последствия – маета души, инфантильные поиски оправдания себе и прозрение, когда мир вдруг очень ясно показывает, что такое хорошо и что такое плохо. Этим спектаклем движет очень детское чувство – ты виноват, наказан и надолго лишен радости. 

Каждому персонажу положен и актер, и кукла: взрослая оболочка человека и детская кукла его души. "Я" внутренне и "я" внешнее порой вступают друг с другом в трогательные противоречия, точно не договорились, как себя вести. Но основная "картинка" - человек в диалоге с куклой - похожа на диалог ребенка и взрослого, вместе открывающих мир. И часто бывает, что кукла-"ребенок" оказывается мудрее человека-"взрослого". Как, например, в разговоре куклы-матери (замечательно точная работа Ольги Ковалевой) с болезненно-упрямым, изломанно-горделивым и отчаянно нуждающемся в защите человеке-сыне (Василий Уточкин, номинант на актерскую премию в кукольном театре). На ощупь, точно боясь вспугнуть самолюбие Роди, она прозревает страшную беду – и задыхается от материнского счастья, ведь они еще никогда не были так близки, как сейчас.

Фото предоставлены официальным сайтом премии "Золотая маска"

Вернуться

Свежий номер журнала

Поиск по сайту