Мушкетеры без Д’Артаньяна

08.06.2015

Мушкетеры без Д’Артаньяна

Издательство Московского Художественного театра выпустило, может быть, самую несерьезную и самую душевную книгу – «Рома», послание осиротевших друзей Роману Козаку, ушедшему пять лет назад. Организацию презентации книги взяли на себя нынешние брусникинцы – один из самых сильных театральных курсов нынешней Москвы, который Дмитрий Брусникин впервые за тридцать лет вел без своего Второго, без Романа Козака.

Сквозными сюжетами гуляют из главы в главу рассказы о шутках и поступках, которых было великое множество и которые проводили мостики между жизнью и театром, соединяя их в единое целое. Например, про пятиметровую доску Раю, с которой троим друзьям приспичило отправиться в Ленинград. На последние деньги были куплены билеты в плацкартный вагон, а дальше заработал человеческий фактор: проводница согласилась пустить Раю в тамбур, и первый же предрассветный ленинградец, оказавшийся художником, заинтересовался бедовыми студентами и их Раей, устроил им замечательные каникулы – с выпивкой-закуской, гуляниями по городу, торжественным спусканием Раи в Неву и деньгами на обратный билет.

Или про желатин, который загустел во время американских гастролей легендарного спектакля «Чинзано», и когда режиссер Козак понял, что его актеры сейчас выпьют (ибо по роли положено) неведомую отраву с плавающими сгустками, он помчался к реквизиторше и выпил остальное – помрем, так все вместе.

В театре Роман Козак проложил свою нехоженую тропу. Через Московский электротехнический институт связи, где вела театральную студию Людмила Рошкован (с перерывом на работу на винницком электроламповом заводе – одна из театрализованных шуток стоила Роману Козаку учебы). Через учебу в Школе-студии МХАТ у самого Ефремова и строительство Театра-студии «Человек» (не только в смысле репертуарной политики, но и в прямом – с незаконным выкапыванием ямы под зрительный зал в бывшем агитпункте при ЖЭКе в Скатерном переулке и растаскиванием земли по Москве в целлофановых пакетах). Через Петрушевскую, Мрожека и обэриутов, чудом провезенных из-за границы, которые помогли выразить абсурд уходящей эпохи: хиты «Человека» - «Эмигранты» и «Чинзано» (в первом Козак играл, второй ставил) познали и запрещенное подпольное существование, и мировую славу. Через пораженья и победы, которые равно помогли Роману Ефимовичу стать настоящим театральным лидером.

Самые сильные, самые честные и простодушные эмоции театра – смех и слезы – бьются в этой книге за право овладеть читателем, как Бобчинский и Добчинский. Нежность, чувство вины, восхищение и огромная благодарность за дружбу осталась в рассказах героев сборника – Анатолия Смелянского, Григория Манукова, Аркадия Цимблера, Михаила Ширвиндта, Дмитрия и Марины Брусникиных, Аллы Покровской, Александра Феклистова, Михаила Мокеева, Александра Куликова, Сергея Земцова, Игоря Золотовицкого, Валерия Гаркалина, Александры и Сергея Урсуляков, Дениса Евстигнеева, Николая Фоменко, Евгения Попова, Константина Райкина, Ивана Урганта и Сергея Глинки. Еще многие по разным причинам не попали в этот сборник… Или не смогли написать – не все можно выразить словами, да и ощущение, что «Рома и так все знает, чего ему рассказывать?», которое сформулировал за всех Дмитрий Брусникин, не покидает многих.

Вернуться

Свежий номер журнала

Поиск по сайту