Год образования 1948, UNESCO

Исраэль Гальвана

Обращение 2015 год

Кармен Амайя, Валеска Герт, Сузуши Ханаяги, Майкл Джексон… Я представляю, как эти люди генерируют энергию, и думаю о хореографии, питающейся этой энергией. Пожалуй, важна не хореография, а именно энергия, вихрь, который она вызывает.

Свой первый дуэт я танцевал с мамой, когда она была на седьмом месяце беременности. Может показаться, что это чересчур… Обычно я танцую один, хотя представляю себе, что окружен призраками, и это избавляет меня от роли «танцора-одиночки».

В детстве я не любил танцевать, хотя это получалось у меня естественно и легко, почти инстинктивно. С течением времени я понял, что танец обладает лечебным эффектом. Это помогло мне избавиться от замкнутости и потянуться к людям.

Когда я спокойно сижу на диване весь в своих мыслях, мурлыча какой-нибудь мотивчик себе под нос, дочь Милена, говорит мне: «Отец, перестань танцевать!»

Я вижу людей, они идут по улице, останавливают такси, двигаются каждый в своем темпе. Сами того не зная, они все танцуют! Мне хочется крикнуть им: есть люди, которые до сих пор не знают, что мы все танцуем!

Мне нравится слово «фьюжн», если только это не уловка, чтобы продать непонятно что, выдав за определенный стиль. Лучше, когда оно выражает расщепление и диффузию: например, адский коктейль из ступней Хуана Бельмонте, твердо стоящего на земле, воздушных рук Айседоры Дункан и колыхающегося живота Джеффа Коэна из фильма «Балбесы». И со всеми этими ингредиентами сделать вкусный, мощный напиток, сладкий или горький или опьяняющий. Наша традиция – та же смесь, мы все вышли из коктейля, и обычные люди хотят скрыть его секретную формулу. Но нет: расы, и религии, и политические кредо – все смешивается! Все могут танцевать вместе. Пусть и не держась друг за друга, но рядом.

Старая китайская пословица гласит: «Взмах крыла бабочки можно почувствовать на другом конце света». Когда в Японии пролетает муха, тайфун сотрясает воды у Карибских берегов. Педро Г. Ромеро после изнурительного танца севильяна сказал: в тот день, когда бомба упала на Хиросиму, Нижинский повторил свой великий прыжок в лесу в Австрии. А я продолжаю фантазировать: удар Сэвиона Гловера заставляет кружиться Михаила Барышникова. В тот же момент Кадзуо Оно остается неподвижным и вызывает некий электрический разряд в Марии Муньос, которая думает о Конраде Фейдте и заставляет Акрама Хана вызвать землетрясение у себя в артистической: звенят колокольчики, и пол покрывается каплями пота.

(перевод Ю. Ардашниковой)

Об авторе

Исраэль Гальван де лос Рейес – лауреат Национальной танцевальной премии «Творчество» департамента культуры правительства Испании, которой он был удостоен в 2005 году за «способность создавать новое в искусстве фламенко, не уходя от истинных корней». В 2012-м получил американскую премию Бесси за выдающиеся достижения, а также был награжден Советом министров правительства Испании медалью за заслуги в области изящных искусств.

Сын севильских танцовщиков фламенко Хосе Гальвана и Эухении де лос Рейес, Исраэль рос в атмосфере tablaos, fiestas и академий фламенко, которые посещал в сопровождении отца. Но только в 1990 году он решил связать свою жизнь с танцем. В 1994-м поступил в труппу Compañía Andaluza de Danza под руководством Марио Майя. Это стало началом стремительной карьеры, которая принесла танцовщику престижные награды в области танца фламенко.

Принимал участие в самых разных проектах, сотрудничал со многими артистами, среди которых Энрике Моренте, Мануэль Солер, Пэт Месени, Висенте Амиго и др.

В 1998 году Исраэль представил свою первую композицию – ¡Mira!/Los Zapatos Rojos, которую критики назвали гениальной. Работа произвела настоящую революцию в концепции спектакля фламенко.

С тех пор создал такие постановки, как La Metamorfosis, Galvánicas, Arena, La Edad De Oro, Tábula Rasa, Solo, El Final De Este Estado De Cosas – Redux, Israel vs Los 3000, La Curva. За постановку Lo Real/Le Réel/The Real получил в мае 2014 года три премии Макс в категории «Танец» в номинациях «Лучший танцевальный спектакль», «Лучшая хореография», «Лучший исполнитель». Кроме того, поставил La Francesa и Pastora для своей сестры Пасторы Гальван. Является ведущим артистом Théâtre de la Ville в Париже и театра Mercat de les Flors в Барселоне.