Год образования 1948, UNESCO

Карлос Селдран

КУБА

Обращение. 2019 год

Когда я обнаружил интерес к театру, мои учителя уже были там. Свои жилища и  поэтические воззрения они строили на осколках своей жизни. Многие из них неизвестны, других едва помнят. Они творили в тишине, в укромных репетиционных залах, в театрах, заполненных публикой; годы кропотливого труда и больших достижений, а затем постепенно уходили они в небытие… Осознав, что моя судьба последовать за ними, я также понял, что наследую уникальную традицию жить настоящим, не ожидая ничего, кроме неповторимого момента истины, момента встречи в темноте театра, когда ты не защищен ничем, кроме правдивого жеста и откровенного слова.  

Моя театральная родина зиждется на мгновениях встречи со зрителями, которые каждый вечер спешат в театр из разных уголков моего города, чтобы провести с нами несколько часов, несколько минут. Жизнь моя складывается из этих неповторимых моментов, когда я перестаю быть самим собой, думать о себе, но рождаюсь заново и постигаю суть театральной профессии: проживаю мгновения мимолетной истины, понимая, что то, что говоришь и делаешь здесь под светом рампы, и есть реальность, которая отражает все самое глубинное, самое личное в тебе самом. Моя театральная страна – моя и моих актеров – соткана из этих мгновений, где отброшены все маски и слова, где не боишься быть собой. И в темноте мы беремся за руки.  

Театральная традиция живет повсюду. Никто не станет утверждать, что театр существует только в определенной точке мира, отдельном городе или в специальном здании. Театр, каким его вижу я, охватывает обширные пространства, соединяя в едином порыве жизни тех, кто его создает, и театральное творчество. Все мастера театра умирают в момент неповторимой ясности и красоты. Все они исчезают одинаково. И нет такой сверхъестественной силы, которая их защитила бы и обессмертила. Учителя театра  знают, что важно не признание, а та реальность, что лежит в основе их творчества: создание мгновений истины, силы, свободы в бурном море нестабильности. Не остается ничего, кроме видеозаписей и фотографий, запечатлевших их работу, а это всего лишь бледная копия того, что было сделано. В записях этих никогда нет главного – молчаливого отклика публики, которая понимает, что мгновение невозможно перевести или найти извне, за несколько секунд оно передает жизненный опыт, неуловимый как сама жизнь.

Когда я осознал, что театр – это особая страна, территория которой весь мир, пришло и понимание того, что такое свобода. Когда не надо далеко идти, убегать или переезжать. Зрители повсюду, рядом с тобой. И коллеги, в которых нуждаешься, всегда поддержат тебя. За стенами дома ты окружен тусклой непроницаемой для света реальностью. И вот ты создаешь свой путь – переход от бездействия к великому путешествию, подобно путешествию Одиссея, плаванию аргонавтов. Когда, не перемещаясь, преодолеваешь плотность и непроницаемость пространства. Ты движешься от мгновения к мгновению, к неповторимой встрече с соратниками. Твой путь к ним, к их сердцу и душе, пролегает по их переживаниям и воспоминаниям, которые ты пробуждаешь. Это захватывающее путешествие. И никто не может ни измерить, ни остановить, ни постичь его в полной мере, ведь это путешествие сквозь представления людей. Семена эти прорастают в самых отдаленных уголках души нашего зрителя, пробуждая его ответственность, мораль и совесть. Вот почему я никуда не еду. Я остаюсь дома со своими близкими, в тишине, работаю не покладая рук, потому что знаю секрет скорости.